Интервью с профессором В.А. Плешаковым. Вторая «Исповедь первого #HomoCyberus»

Интервью с профессором В.А. Плешаковым

 

Вторая

«Исповедь первого #HomoCyberus»

… «вирус киберсоциализации» резко захватил весь мир

 

–1–

Владимир Андреевич, с момента появления в науке термина «киберсоциализация» прошло уже 15 лет. Какие этапы прошёл термин? Насколько он понятен и узнаваем сейчас?

Да, 1 июня 2020 года термину «киберсоциализация человека» – изначально «виртуальная компьютерная социализация» – исполняется 15 лет.

(Задумывается, хмурит лоб)

Я бы выделил общие этапы генезиса и эволюции терминов «киберсоциализация», «киберпедагогика», «киберонтология», а также интернет-портала и журнала «Homo Cyberus». Таких этапов мне видится пять.

Первый этап (2005-2007 годы).

Смысловое зарождение будущего термина «киберсоциализация человека». Начало многолетнего дискурса. Который – кстати – продолжается до сих пор! (улыбается) Рассмотрение «виртуальной социализации» как современного аспекта квазисоциализации личности. Описание особенностей виртуальной компьютерной социализации личности. Тогда – 15 лет назад – я совсем по-другому относился к слову «виртуальный». Но это было недолго.

Второй этап (2008-2009 годы).

Рождение термина «киберпедагогика». Продолжение обоснования феноменологии киберсоциализации человека – описание киберсоциализации как инновационного социально-педагогического феномена. Характеристика киберсоциализации преподавателя высшей школы. Манифест о необходимости разработки инновационной отрасли психолого-педагогической мысли – киберпедагогики. Киберпедагогика становится одним из методологических оснований Гранта Министерства образования и науки РФ. Первый обзор возможностей социального воспитания в интернет-пространстве.

Третий этап (2010-2011 годы).

Появление термина «киберонтология», рождение конструкта «Homo Cyberus». На этом этапе существенной поддержкой стал Грант Президента РФ на разработку психовозрастных основ феномена киберсоциализации человека. Для популяризации термина я создал и вёл в течение 5 лет тематический блог в «Живом журнале» (2010-2015 годы), в 2011 году создал и благодаря общим усилиям и поддержке единомышленников – моих коллег и учеников – до сих пор веду официальную страницу киберсоциализации во «ВКонтакте», которая с 2019 года стала называться «Академия киберсоциализации #HomoCyberus».

Значимую роль на данном этапе также сыграла победа моей программы патриотического воспитания российской молодёжи в контексте киберсоциализации во Всероссийском творческом конкурсе долговременных программ патриотического воспитания (2011 год).

На этом этапе внимательно изучается специфика киберсоциализации в социальных интернет-сетях. Поднимаются вопросы психологии безопасности информационной сферы и социализации личности в киберпространстве. Выделяются интегративные тенденции киберпедагогики. Возникает дискурс о киберсоциализации и духовно-нравственном воспитании молодёжи на основе православных традиций. Отдельно и достаточно тщательно рассматриваются вопросы семейного и социального воспитания в контексте киберсоциализации. Появляется ролевая модель киберсоциализации человека (единство ипостасей – человек как объект, субъект и жертва киберсоциализации, а также жертва её неблагоприятных условий). Возникает и развивается профессиональный интерес к негативному влиянию киберсоциализации и необходимости изучения преодоления и профилактики её негативных последствий. Продолжаются исследования аспектов профессиональной киберсоциализации педагога. Целостно оформляется и издаётся теория киберсоциализации человека в виде монографии.

Четвёртый этап (2012-2014 годы).

Обоснование и популяризация киберонтологического подхода в образовании. Продолжается развитие конструкта «Homo Cyberus». Появляются новые тексты. Выходят новые статьи. Издаются новые монографии: мои персональные, коллективные и под моей редакцией.

На этом этапе пристальное внимание уделялось киберсоциализации старшеклассников. Разрабатывалась и апробировалась модель позитивной киберсоциализации старших школьников в интернет-среде. Продолжается продвижение идей киберпедагогики. Киберсоциализация изучается ещё и как контекст религиозного воспитания. Исследуется рефлексия в процессе киберсоциализации юношества. Оказывается внимание профессиональной киберсоциализации студентов. Обосновывается киберонтологическая концепция развития личности и жизнедеятельности человека 21 века. Исследуются также самореализация творческой молодёжи в киберпространстве, межличностная и деловая киберкоммуникация, субкультура хикикомори, эмпатия, самоопределение и юмор в Интернете.

Состоялась защита диссертации моего первого аспиранта – Уголькова Николая Владимировича на тему «ИНТЕРНЕТ КАК ИНСТИТУТ СОЦИАЛИЗАЦИИ СТАРШИХ ШКОЛЬНИКОВ» (2012 год). Проходит множество (они были и ранее, но в этот период их стало особенно много) конференций и мероприятий международного, национального, всероссийского, окружного, межвузовского, вузовского и кафедрального статуса.

Пятый этап (2015-2020 годы).

Создание и развитие информационно-просветительского интернет-портала «Homo Cyberus» и электронного научно-публицистического журнала «Homo Cyberus». За эти пять лет этого этапа было сделано многое. Помню все «шаги». Регистрация доменного имени. Наполнение интернет-портала контентом. Официальный запуск. Участие в конкурсах. Первый номер журнала. Затем второй. Получение официального статуса СМИ. Новые номера журнала каждые полгода. Популяризация киберсоциализации в методических рекомендациях по информационно-медийному направлению деятельности Российского движения школьников.

Создание и постепенное развитие КИБЕРАКАДЕМИИ #ИГРАВТРЕНИНГЕ во «ВКонтакте». Создание, обоснование и продвижение педагогической технологии интернет-проектирования и успешная защита диссертации моего второго аспиранта – Обыденковой Валерии Кирилловны на тему «ИНТЕРНЕТ-ПРОЕКТИРОВАНИЕ КАК СРЕДСТВО ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ СТУДЕНТОВ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ВУЗОВ» (2018 год). Присвоение журналу международного номера ISSN. Продолжение деятельности. Обоснование триединства киберонтологического, компетентностного и деятельностного подходов в киберпедагогике.

Подведение промежуточных итогов. Новые планы. Оценка перспектив.

Главное – никогда не останавливаться на достигнутом! (улыбается)

Отвечаю на вторую часть вопроса. Понятен и узнаваем ли сейчас термин «киберсоциализация» и другие? Да. И с каждым годом он обретает всё больше сторонников, последователей и оппонентов.

 

–2–

И всё же киберсоциализация – это тот же термин, что и был 15 лет назад? Или он трансформировался в нечто другое?

По первоначальному смыслу – как социализация в киберпространстве – тот же. Но за 15 лет термин претерпевал изменения на уровне эволюции и трансформации формулировки его определения. Особенно активно в первые 5 лет. Тогда я почти сразу отказался от использования конструкта «виртуальная социализация». Я признал его ошибочность. Виртуальная – значит не только «возможная», но и «ненастоящая». Из-за этих разночтений я до сих пор не люблю и всячески избегаю использовать слово «виртуальный». И своим ученикам не рекомендую использовать его без особой необходимости.

Киберсоциализация – это социализация в киберпространстве. Киберпространство хоть и символьно-знаковая реальность, но очень даже настоящая. Потому что это второе после классической предметной действительности пространство, где мы – человечество – организуем нашу жизнедеятельность. По своему влиянию на нас. К сожалению, для кого-то из людей оно стало и вовсе первым пространством. Нам необходимо чётко осознавать, что киберпространство – это суррогат реальности. Поэтому оно НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ДОЛЖНО ЗАМЕНИТЬ НАМ НАШУ ПРЕДМЕТНУЮ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ!

С помощью киберсоциализации – социализации в киберпространстве – мы можем сейчас пережить возникшие форс-мажорные условия пандемии COVID-19, а после нам необходимо вернуться в предметную действительность, как только это станет возможным.

Всегда актуальную формулировку определения термина «киберсоциализация человека» можно найти на главной странице интернет-портала «Homo Cyberus» и в свежих публикациях на эту тему.

 

–3–

Владимир Андреевич, в своём интервью 2015 года[1] Вы говорили о массе неконструктивной критики, которая преследовала Вас на начальных этапах продвижения идей киберсоциализации. Как с этим обстоят дела сейчас?

Где-то начиная с четвёртого этапа, о котором я рассказал ранее, стало легче. Не в том смысле, что критики стало меньше, нет, её – можно даже так сказать – стало больше, но она становится всё более конструктивной и стимулирующей дальнейшее развитие теории киберсоциализации, идей киберпедагогики и киберонтологического подхода в образовании. Что не может не радовать. А ещё радует то, что наряду с появлением новых оппонентов, идеи безопасной, успешной и мобильной киберсоциализации с каждым годом обретают новых сторонников, последователей и единомышленников.

 

–4–

Помимо термина «киберсоциализация» сегодня используют такие понятия, как «цифровая социализация», «интернет-социализация» и т. д. В чём их принципиальные различия?

Я считаю, что мы вполне законно живём сейчас с Вами во времена «терминологического хаоса» в этой области. Прошло ещё не так много времени, чтобы мы выработали единый тезаурус. Нам требуется время и другие ресурсы на его создание.

Давайте разберёмся по порядку.

Многие учёные и даже журналисты в своих текстах уже практически отказались от конструкта «Виртуал» и слов типа «виртуальная социализация» и т. п.: им стало очевидно, что киберсоциализация в 21 веке – это вполне настоящий и востребованный вид социализации современных людей разных поколений. Однако при этом многие до сих пор воспринимают конструкт «Кибер» как относящийся к робототехнике, роботам и вообще всяким киборгам, утверждая, что он не применим к людям. А само киберпространство воспринимают не как символьно-знаковую реальность нового пространства жизнедеятельности человечества, а просто как «абстрактную метафору». А это уже давно не так. О чём мы пишем в наших с коллегами работах и говорим на площадках разного уровня. Приставка «кибер-» стала общим универсальным префиксом, интегрирующим в себе смыслы и объединяющим в группу префиксы e-, i-, net-, info-, techno-, computer-, media-, internet-, virtual-, digital- и т. п. Получается, что интернет-пространство – это часть киберпространства. Большая, востребованная, но только часть. Соответственно, интернет-социализация – это вид киберсоциализации. И её надо изучать именно с этих позиций, что многие мои коллеги успешно и делают.

Далее. Конструкт «Цифра». Слово «цифровизация» и словосочетания, например, «цифровая экономика», «цифровая трансформация» и т. п., сейчас можно назвать просто модными. Но, как говорит современная молодёжь, – ГОДНЫМИ ли? Ведь речь идёт только о цифровых инструментах и платформах, которыми мы все сегодня по мере необходимости пользуемся, решая разнообразные задачи жизнедеятельности.
Т. е. это инструментальный уровень. Безусловно, цифровизация стала следствием настоящего этапа социальной эволюции человечества. Но это частный этап.

Если сравнивать конструкты «Кибер» и «Цифра», то цифровая социализация – это тоже только один из видов киберсоциализации наряду с информационной социализацией, компьютерной социализацией, медиасоциализацией, интернет-социализацией, диджитал-социализацией и прочими понятиями нашего времени «терминологического хаоса» в этой области.

 

–5–

По сути владельцы мобильных телефонов больше вовлечены в интернет-социализацию, а не киберсоциализацию в широком смысле. Почти у каждого есть мобильный Интернет. Даже звонят всё чаще через мессенджеры. Что Вы думаете по этому поводу – это ещё кибер- или уже всё-таки интернет-социализация?

Да, владельцы смартфонов вовлечены именно в мобильную интернет-социализацию, но она же является частью, т. е. видом киберсоциализации.
Смартфон сегодня – это и средство, и инструмент интернет-социализации, киберсоциализации и социализации вообще.

Смартфоны – действительно удобные гаджеты. Только вот недаром в последние годы в мире растёт количество людей, осознанно регламентирующих свой режим пользования смартфонами. Рефлексирующих и практикующих так называемый Digital Detox. Ибо из-за отсутствия норм и самоконтроля очень легко перейти на ритм жизни по «геймерской формуле» 24х7, и тогда человек рано или поздно осознаёт, что становится зависим или – того хуже – является уже «рабом» этого «удобного гаджета», который перестаёт облегчать ему жизнь и из ранга помощника или даже «друга» переходит в ранг «врага».

 

–6–

Каким Вы видите будущее термина «киберсоциализация»?

Можно я отвечу на этот вопрос загадочно? Так мне сейчас хочется (улыбается).

В финале моей притчи, которую я писал специально для монографии «Теория киберсоциализации человека» (2011), звучат слова: «Время рассудит…». Я серьёзно.
Я не стану сейчас делиться даже в рамках этого интервью для своего любимого журнала, ради пользователей нашего интернет-портала и наших сообществ в социальных интернет-сетях своим видением и планами на этот счёт. Почему? Есть такое выражение: «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах». Я предпочту и дальше – может быть и слишком медленно, как я привык, – но идти по выбранному мною пути, пока есть силы.
А если их не станет – лягу и буду лежать в нужном направлении (улыбается).

А ещё скажу, что меня радует то, что будущее термина «киберсоциализация» зависит с момента его рождения не только от меня, и уже не столько от меня. Оно зависит и от Вас, Валерия Кирилловна, и от наших с Вами коллег, и от наших единомышленников и учеников, и от наших оппонентов.

Так что – правда – пусть «Время рассудит!»

 

–7–

Вы упомянули социальные интернет-сети. В этой связи позвольте вот такой частный вопрос. В них вообще и даже в нашем интернет-сообществе «Академия киберсоциализации #HomoCyberus» во «ВКонтакте» в частности моментальный отклик у пользователей находит в первую очередь именно юмористический контент. А уже потом можно наблюдать реакцию на разные дискуссионные вопросы, научные статьи, анонсы и пост-релизы тематических событий. Что Вы об этом скажете?

Да, это так. Несмотря на то, что социальные интернет-сети сегодня являются востребованной площадкой для киберкоммуникации, даже пространством неформального образования, функцию развлечения и приятного досуга, которую они выполняют, никто не отменял. И это важно. Юмор помогает совершенно по-особому взглянуть на конкретную ситуацию и вообще мир вокруг.

Я вот по жизни стараюсь ко всему относится с юмором. Честно – иногда даже перебарщиваю. Знаю и чувствую это, но никак не хочу останавливаться и очень редко сдерживаюсь (улыбается). Спросите у моих студентов.

Например, я с юмором стараюсь преподавать все свои предметы и общаться
со всеми своими студентами. Во-первых, потому что по-другому не умею. Во-вторых, мне так проще создать особую приятную атмосферу и нужный психологический климат, при которых у студентов легко усваиваются ЗУНы и развиваются компетенции.
Педагог, который в своей деятельности использует разные средства юмора (например, анекдоты, поговорки, метафоры и др.), может уменьшать «когнитивное напряжение» на занятиях, оказывать тем самым положительное эмоциональное воздействие на аудиторию.

Я считаю юмор мощным средством в руках педагога, выполняющим как обучающие, так и воспитательные функции. Для этого можно, например, использовать популярные мемы из социальных интернет-сетей. А ещё мемы – я в этом убеждён – можно и нужно специально создавать, реализуя их образовательный и воспитательный потенциал. Это такая психолого-педагогическая мемология, как я её называю.
И мы с моими учениками весной этого года начали делать это систематически в рамках вебинаров и другого дистантного взаимодействия. И это уже дало свои положительные плоды. Я уверен, что юмор становится средством социального воспитания молодёжи в контексте киберсоциализации. Спросите моих студентов об этом!

 

–8–

Владимир Андреевич, вопрос, который сейчас задают всем. Как проходит Ваша самоизоляция?

К сожалению, она никак не проходит (смеётся). Я работаю. Нагрузка очень большая. Например, когда вышли на обучение заочники, у меня было до 14 пар вебинаров в неделю. По моим субъективным ощущениям, 1 вебинар равен где-то 2 лекциям в очной форме. Я очень сильно устаю уже после 2 пар вебинаров. Наверное так же, как от 4 пар очно. А теперь представьте, что у меня в день бывает до 4 пар вебинаров. Садишься за компьютер в 12.30 и только в 19.10 выходишь из-за него.

Я активно реализую имеющиеся у меня наработки дистантного взаимодействия со своими студентами. Например, я уже 10 лет успешно использую социальные интернет-сети для учебной киберкоммуникации, постановки и решения академических задач. А ещё мы вместе со студентами придумываем даже новые форматы. Да-да! Приоткрою секрет, сейчас у меня на очередной редакционной правке находится материал, который – уверен – скоро увидит свет. В нём описывается одна авторская методическая разработка моих студентов, которую мы с ними уже неоднократно апробировали в апреле-мае 2020 года, находясь на этой мифической «самоизоляции».

Кстати, на «самоизоляцию» сам себя я не сажал, соответственно, я нахожусь на изоляции как законопослушный гражданин РФ.

 

–9–

Мы с Вами всегда говорили о киберпространстве как дополнительной среде жизнедеятельности человека. Стало ли оно основным в период самоизоляции? Если да, то прежде всего для кого?

Да, киберпространство должно остаться именно дополнительной средой жизнедеятельности человека. Никак не должно заменить предметную действительность.

Я могу сказать, что пандемия COVID-19 стала «лакмусовой бумажкой» для имеющегося разнообразного опыта личной и профессиональной киберсоциализации.
Мы – человечество – стали свидетелями, как не только новая коронавирусная инфекция, но и – страшно звучит – «вирус киберсоциализации» резко захватил весь мир.
В эти месяцы «выжили» только лучшие практики и самый достойный уже накопленный до сего дня опыт. Кстати, появились (и ещё будут появляться!) новые идеи и форматы, что только радует.

Для кого киберпространство стало основным пространством? Пожалуй, не буду говорить за другие сферы. Не знаком. Не моя ответственность. Отвечу за педагогику.
Я и многие мои коллеги достаточно быстро адаптировались к профессиональной деятельности в этом только дистантном формате. Хотя честно признаюсь, проводить лекции, семинары и тренинги в форме вебинаров гораздо тяжелее, напряжённее и не так эффективно, как в очной форме. Однако думаю, что ещё через несколько месяцев мы с Вами освоимся настолько, что даже когда вся эта «коронавирусная история» закончится, то лучший опыт и эти практики киберсоциализации, киберпедагогики и киберпсихологии останутся с нами и послужат на благо человечества!

 

–10–

Как Вы думаете, выход из режима самоизоляции склонит чашу весов в пользу времяпрепровождения в реальном пространстве?

Наша психика требует впечатлений. Разнообразных. Особенно если мы к ним привыкли, если ранее потребляли эти впечатления регулярно.

Известно, что психологическая ситуация тяжелее в странах и регионах, где люди привыкли больше взаимодействовать друг с другом, тесно общаться. Пример – Италия. Жители её городов откровенно страдают, о чём не стесняясь заявляют журналистам. Они придумывают, как взаимодействовать не дистанционно, а дистантно, например, находясь на балконах своих квартир и т. п.

Многие мои студенты откровенно говорят, что соскучились по факультету, по аудиториям, в которых проходили занятия, по одногруппникам и преподавателям. И это не удивительно. Мы не хотим быть «крысами», которые забились в год крысы в свои «норки», мы не хотим бояться выходить на улицу. Мы – люди! ПРОСТРАНСТВО НАШЕЙ ЖИЗНИ – ПРЕДМЕТНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ! Киберпространство должно остаться дополнительным пространством жизнедеятельности, как и киберсоциализация – одним из видов социализации, не единственным!

 

–11–

Какие технологии и приёмы для дистанционного обучения студентов Вы бы порекомендовали использовать и после режима самоизоляции?

Надеюсь, не открою тут Америку.

Во-первых, для современных студентов важен сам факт и возможность дистанционного взаимодействия с преподавателем.

Как я уже говорил выше, лично мне очень удобно общаться со студентами с помощью социальных интернет-сетей. Главное – установить правила. Например, у меня есть так называемое мною «ВКонтактное время» – с понедельника по пятницу с 10.00 до 18.00. Что это значит? Ни в выходные, ни в праздничные дни, ни раньше, ни позже указанного времени я стараюсь не отвечать на сообщения студентов, даже если уже или ещё работаю. Для меня это важно. Это становится важно и для моих студентов. Это и меня и их дисциплинирует.

Знаю коллег, кто успешно использует в данных целях только мессенджеры. И не всегда вводит ограничения. Видимо, им так удобнее.

Во-вторых, педагогу необходимо освоить и уметь уверенно использовать несколько сервисов для видеосвязи и организации работы в микрогруппах.
Лишним не будет. Да и у каждого есть свои особенности. В мой список однозначно входят: 1. Moodle, 2. Zoom, 3. Skype, 4. Google Meetup, 5. Webex Meetings, 6. Discord и другие.

И, в-третьих, надо знать и уметь пользоваться сайтами, подходящими и удобными для разноформатной онлайн-работы со студентами, например: Kahoot.com, Myquiz.ru, Badgecraft.eu/ru, Classroomscreen.com, Gartic.io, Etreniki.ru, Wordwall.net, Learnis.ru и подобными.

 

–12–

Что бы Вы пожелали всем интернет-пользователям, находящимся сейчас в условиях самоизоляции?

Я пожелаю не интернет-пользователям, но людям.

Любой опыт для человека не проходит бесследно. Нам надо с благодарностью принять и этот опыт.

Могу с уверенностью предположить, что условия ограниченной социализации, чем и является эта мифическая «самоизоляция», на кого-то практически никак не повлияют – всегда найдутся такие самые стойкие «оловянные солдатики».
На других – большинство людей – повлияют более существенно.

Мне представляется, что важно не столько то, как повлияет, сколько то, будет ли сам человек осознавать это и видеть разницу в сравнении с собой прежним. Ситуация депривации привычных условий жизнедеятельности может нас научить ценить то, что мы имели и не сильно ценили до пандемии COVID-19. Если нет, то мы, что называется, наоборот «прогуляем» этот «Урок жизни».

Активная киберсоциализация сейчас сказывается на психологическом здоровье людей. Ведь психологическое здоровье – это конструкт на стыке того, что дала человеку природа, и того, что он приобрёл в процессе развития, впитал с воспитанием, получил в процессе жизни в определённых социальных условиях.

Рекомендации просты:

1) не смотреть, не слушать, не читать новости про пандемию COVID-19;

2) при этом соблюдать все рекомендации по защите себя и членов семьи от заражения;

3) быть неравнодушными друг к другу, оказывать поддержку, соблюдать режим дня.

И пусть время нас рассудит!..

Ну что же, я, мои коллеги и единомышленники дождались – 1 июня 2020 года научному термину «киберсоциализация человека» исполняется 15 лет.

(Улыбается) А ВЫ С НАМИ?

Спасибо за интервью, #ПрофессорДоволен!

Беседовала Валерия Обыденкова

май 2020 года

ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ:

Интервью с профессором В.А. Плешаковым. Вторая «Исповедь первого #HomoCyberus» // Электронный научно-публицистический журнал «Homo Cyberus». – 2020. – № 1 (8). – URL: http://journal.homocyberus.ru/Pleshakov_VA_interview_1_2020

 


Интернет-портал зарегистрирован 25 января 2015 года. Его официальное открытие состоялось 7 апреля 2015 года – в День 21-летия Рунета. В 2016 году «Homo Cyberus» стал финалистом VI ежегодного Всероссийского конкурса для поддержки лучших интернет-ресурсов, которые способствуют позитивному мышлению, вдохновению, творчеству, вере в безграничность человеческих сил и возможностей «Позитивный контент», и победителем III Национальной премии за заслуги компаний и организаций в сфере информационного контента для детей, подростков и молодёжи «Премия Сетевичок».

Интернет-портал «Homo Cyberus» является официально зарегистрированным средством массовой информации (свидетельство ЭЛ №ФС77-71369 от 26 октября 2017 года, выданное Роскомнадзором).

Неотъемлемой части интернет-портала – электронному научно-публицистическому журналу «Homo Cyberus» – присвоен международный стандартный номер ISSN: 2686-7125 от 25 июля 2019 года.


 


[1] Интервью с В.А. Плешаковым – Главным редактором информационно-просветительского интернет-портала «Homo Cyberus». «Исповедь первого Homo Cyberus» [Электронный ресурс]. – URL: http://www.homocyberus.ru/pleshakov_intervyu (дата обращения: 31.05.2020).